Стихи Николая Агнивцева о женщине

Стихи Николая Агнивцева о женщине

Агнивцев Николай - известный русский поэт. На странице размещен список поэтических произведений о женщине, написанных поэтом. Комментируйте творчесто Николая Агнивцева.

Стихи Николая Агнивцева о женщине по темам: Женщина Любовь Родина Животные Жизнь Природа Россия Санкт-Петербург Смерть
Стихи Николая Агнивцева о женщине по типу: Короткие стихи Легкие стихи Стихи для детей

Читать стихи Николая Агнивцева о женщине

Я, как муха в сетях паутины,
Бьюсь с жужжанием в гостиных. Довольно.
Ваши женщины, песни и вина,
Понимаете, безалкогольны.


И дошло до того, что, ей-богу,
На Таити из первой кофейни
Я уйду, прихватив на дорогу
Папирос и два томика Гейне.


Там под первою пальмой, без риска
Получить менингит иль простуду,
Буду пить натуральные виски
И маис там возделывать буду.


И хотя это (вы извините)
С точки зрения вашей нелепо,
Буду ночью лежать на Таити,
Глядя в синее звездное небо.


А когда, кроме звездной той выси,
И Эрот мне окажется нужен,
Заработав кой-что на маисе,
Накуплю там невольниц пять дюжин.


И, доволен судьбой чрезвычайно,
Буду жить там, пока с воплем странным
Пьяный негр, подвернувшись случайно,
Не зарежет меня под бананом.


1921

[...]

×

В старомодном тихом зальце
Увлеклись, скосивши взоры,
Два фаянсовых китайца
Балериной из фарфора.


Увидав, что близок Эрос,
Улыбнулась танцовщица,
И ей очень захотелось
Перед ними покружиться.


Как легки её движенья,
Как скользит она по зале.
И китайцы в умиленьи
Головами закачали.


И меж ними танцовщица,
Улыбаясь им лукаво,
Всё кружится да кружится,
То налево, то направо.


И, споткнувшись в авантаже,
Вдруг упала без движенья.
Ах, в глазах китайцев даже
Потемнело от волненья.


Ах, как больно… Словно в спины
Им воткнули вдруг иголки.
Ах, разбилась балерина
На мельчайшие осколки…


Так окончился в том зальце –
Неожиданно и скоро –
Флирт фаянсовых китайцев
С балериной из фарфора…


1921

[...]

×

Их две сестры: одна от неба,
Ну, а другая – от земли.
И тщетно жду: какую мне бы
Дать боги Случая могли:
Вот ту – которая от неба,
Иль ту, другую – от земли?


Одна как статуя Мадонны,
Ну а другая как вертеп.
И я вздыхаю сокрушенно:
В которую влюбиться мне б.
Вот в ту, что статуя Мадонны,
Иль в ту, другую, что вертеп?


И та, что статуя Мадонны,
И эта, что наоборот,
Вдруг улыбнулись мне влюбленно.
С тех пор сам черт не разберет:
Где та, что статуя Мадонны,
И эта, что наоборот?


1921

[...]

×

Начинается всё это
Приблизительно вот так:
Отпросилась Мариэта
В поле рвать душистый мак.


Как ни странно, но, однако,
В поле этом до-ре-до
Оказались, кроме мака.
Три сержанта из Бордо…


По характеру был первый
Всех товарищей скромней,
И, щадя девичьи нервы,
Улыбнулся только ей.


Был второй нахал сугубый,
Удивительный нахал.
И Мариэту прямо в губы,
В губы он поцеловал.


Ну, а третий – Мариэте
Всех других милее был…
Догадайтесь, как же третий,
Как же третий поступил?


Ах, сударыня, при даме –
Рассказать нельзя никак.
Коль узнать хотите – сами
В поле рвать идите мак.


1921

[...]

×

Где-то давно, в неком цирке одном
Жили два клоуна, Бим и Бом.


Бим-Бом, Бим-Бом.


Как-то, увидев наездницу Кэтти,
В Кэтти влюбились два клоуна эти


Бим-Бом, Бим-Бом.


И очень долго в Петрарковском стиле
Томно бледнели и томно грустили


Бим-Бом, Бим-Бом.


И, наконец, влезши в красные фраки,
К Кэтти явились, мечтая о браке,


Бим-Бом, Бим-Бом.


И, перед Кэтти представши, вначале
Сделали в воздухе сальто-мортале


Бим-Бом, Бим-Бом.


«Вы всех наездниц прекрасней на свете»,–
Молвили Кэтти два клоуна эти,


Бим-Бом, Бим-Бом.


«Верьте, сударыня, в целой конюшне
Всех лошадей мы вам будем послушней»–


Бим-Бом, Бим-Бом.


И в умиленьи, расстрогавшись очень,
Дали друг другу по паре пощечин


Бим-Бом, Бим-Бом.


Кэтти смеялась и долго, и шумно:
«Ола-ла! Браво! Вы так остроумны,


Бим-Бом, Бим-Бом.


И удалились домой, как вначале,
Сделавши в воздухе сальто-мортале,


Бим-Бом, Бим-Бом.


И поступили в любовном эксцессе
С горя в „Бюро похоронных процессий“


Бим-Бом, Бим-Бом.


1921

[...]

×

Как-то раз купалась где-то
В море барышня одна:
Мариэтта, Мариэтта,
Называлась так она.


Ах, не снился и аскету,
И аскету этот вид.
И вот эту Мариэтту
Увидал гренландский кит.


И, увлекшись Мариэттой,
Как восторженный дурак
Тут же с барышнею этой
Пожелал вступить он в брак.


Но пока он ту блондинку
Звал в мечтах своей женой,
Та блондинка – прыг в кабинку
И ушла к себе домой.


И, разбив мечты свои там,
Горем тягостным убит,
В острой форме менингитом
Заболел гренландский кит.


Три недели непрестанно
Кит не спал, не пил, не ел,
Лишь вздыхал, пускал фонтаны
И худел, худел, худел…


И, вблизи пустой кабинки,
Потерявши аппетит,
Стал в конце концов сардинкой
– гренландский кит.


1921

[...]

×

У доньи Лауры, испанки беспечной,
Имеется домик (с балконом, конечно)
И вот под балконом (хоть его и не звали)
Явился с гитарою дон Паскуалле…
И, взявши аккорд, за отсутствием дел,
О розах и грезах немедля запел:


Кабалеро! Два сомбреро!
Эспланада! Баррикада!
Серенада! Па-д«эспань!
Оллэ!


И шепчет Лаура, вздыхая влюбленно:
– Как времени много у этого дона,
Скорей бы, скорей бы вы с песней кончали,
И к делу приступим, о дон Паскуалле».
А дон Паскуалле, воззрясь в небосвод,
О «розах и грезах» поёт и поёт:


Гуэрерро! Дреймадера!
Кабалеро! Два сомбреро!
Эспланада! Баррикада!
Серенада! Па-д«эспань!
Оллэ!


Одна за другой проходили недели,
Настала зима и завыли метели.
И, хмуро взглянувши на ртуть Реомюра,
С балкона давно удалилась Лаура…
А дон Паскуалле, воззрясь в небосвод,
»О розах и грёзах" поёт и поёт;


Гуэрерро! Дреймадера!
Кабалеро! Два сомбреро!
Эспланада! Баррикада!
Серенада! Па-д«эспань!
Оллэ!


Меж тем, проходивший дон Педро ди Перцо,
Увидев Лауру, схватился за сердце…
И будучи доном особого рода.
Немедля забрался к ней с черного хода.
А дон Паскуалле, воззрясь в небосвод,
»О розах и грёзах" поёт и поёт:


Гуэрерро! Дреймадера!
Кабалеро! Два сомбреро!
Эспланада! Баррикада!
Серенада! Па-д«эспань!
Оллэ!


При первой улыбке весенней лазури
Дон Педро женился на донне Лауре…
Года друг за дружкою шли без отсрочки:
У доньи Лауры две взрослые дочки…
А дон Паскуалле, воззрясь в небосвод,
»О розах и грёзах" поёт и поёт:


Гуэрерро! Дреймадера!
Кабалеро! Два сомбреро!
Эспланада! Баррикада!
Серенада! Па-д«эспань!
Оллэ!


1921

[...]

×

У Зюлейки-ханум
Губы, как рахат-лукум,
Щеки, как персики из Азарбината,
Глаза, как сливы из ханского сада.


Азербайджанской дороги длинней
Зюлейкины черные косы,
А под рубашкой у ней
Спрятаны два абрикоса.


И вся она, вва!
Как халва!
Честное слово!


Только любит она не меня,
А – другого!


1921

[...]

×

Как-то раз порой вечерней,
В покосившейся таверне
У красотки Николетты,
(чьи глаза, как два стилета)
Нас собралось ровно семь
(Пить хотелось очень всем).


За бутылкою Киянти
Толковали мне о Канте,
Об его«Императиве»,
О Бразилии, О Хиве,
О сидящих
И, конечно, о любви,


Долго это продолжалось…
В результате ж оказалось,
Что красотка Николетта
(чьи глаза, как два стилета)
В развращенности своей
Делит страсть на семь частей…


«Нет!»– воскликнули мы хором:
Не помиримся с позором.
Так мы этого не бросим:
Подзовем её и спросим.
Пусть сгорает от стыда"
(Рассердились мы тогда).


«Почему, о Николетта
(чьи глаза, как два стилета)
Вы связали ваше имя
Сразу с нами семерыми…
Но ответ был дня ясней:
»Ах, в неделе ведь семь дней"…


Больше мы её не спросим:
Слава богу, что не восемь…


1921

[...]

×

В молчаньи, с улыбкой лукавой,
В Китае китайский пьёт чай
Китайская барышня Ао –
Сун-Фу-Липо-Тань-Ти-Фон-Тай.


Согласно привычке старинной,
Пыхтя от любовных забот,
К ней как-то с умильною миной
Явился китайский Эрот.


«Послушайте, барышня Ао,
Нельзя же всё время пить чай.
Ах, барышня Ао, в вас, право,
Влюблен целиком весь Китай.


Взгляните, как ясен день майский,
Вот глупая!»… И на финал
Он в злости её по-китайски
«Китайскою дурой» назвал…


И быстро ушел, негодуя,
Прервавши с ней свой разговор…
Вот всё… Что ж поделать могу я,
Когда вдалеке до сих пор


В молчаньи, с улыбкой лукавой,
В Китае китайский пьёт чай
Китайская барышня Ао –
Сун-Фу-Липо-Тань-Ти-Фон-Тай.


1921

[...]

×

Королева бледна.
Королева грустна.
Королева от гнева дрожит.


В стороне – одинок –
Голубой василек –
Юный паж, пригорюнясь, сидит.


Королева бледна.
Королева грустна.


Королевская грудь, как морская волна, –
В пене кружев вздымается, гневом бурля.


Королеве сегодня всю ночь напролет
Снился юноша-паж, голубой Бернадот


И… костыль Короля…


1921

[...]

×

На Введенской до сих пор
Проживает семь сестер
Словно семь кустов жасмина:
Дора,
Люба,
Лена,
Нина,
Катя,
Таня
И еще седьмая Маня…
В каждой, как по прейскуранту,
В каждой скрыто по таланту.
Нина
Играет на пианино,
Люба
Декламирует Соллогуба,
Лена —
Верлена,
А Дора —
Рабиндраната Тагора.
У Тани, у Кати
В гортани две Патти.
Катя же, кстати, немножко
И босоножка!
Но всех даровитее Маня!
Ах, Маня, талантом туманя,
К себе всех знакомые влечет!
Она лишь одна не декламирует,
Не музицирует
И не поет.


1928

×

Дребезжит гитара сонно,
Где-то булькает мадера…
Ночь. Луна. В окошке – Донна,
Под окошком — кабаллеро.


Ну-с, итак, в испанском стиле
Начинаю ритурнель я…
Место действия – в Севилье,
Время действия – в апреле.


Скоро будет две недели,
Как жене своей на горе
Дон-Супруг на каравелле
Где-то путается в море.


Услыхав о том, открыто
Дон-Сосед, от страсти ярой
Вмиг лишившись аппетита,
Под окно пришел с гитарой.


Всё, что знал, пропел он Донне
И, уставши, напоследок,
Он запел в мажорном тоне
Приблизительно вот эдак:


«Донна, Донна, в вашей власти
Сердце Вашего соседа.
Ах, от страсти я на части
Разрываюсь, как торпеда».


«Нет, не ждите поцелуя»,–
Отвечала Донна томно. –
Нет, нет, нет. Не изменю я
Своему супругу Дону".


И добавила, вздыхая,
Не без некоторой дрожи:
«К вам не выйду никогда я,
На других я не похожа»…


Вы не верите? Я – тоже.


1921

[...]

×

К дофину Франции, в печали,
Скользнув тайком, из-за угла,
Однажды дама под вуалью
На аудиенцию пришла.


И пред пажом склонила взоры:
«Молю, Дофина позови!
Скажи ему, я та, которой
Поклялся в вечной он любви!»


«Что вас так всех к Дофину тянет?
Прошу, присядьте в уголке.
Дофин устал. Дофин так занят.
Дофин – играет в бильбокэ.


К Дофину Франции в покои,
Примчав коня во весь опор,
С окровавленной головою
Ворвался бледный мушкетер:


»Эй, паж, беги скорей к Дофину.
Приходит Франции конец.
О, горе нам! Кинжалом в спину
Убит король – его отец!"


«Что вас так всех в Дофину тянет?
Прошу, присядьте в уголке.
Дофин устал. Дофин так занят.
Дофин – играет в бильбокэ.


К Дофину Франции, в финале,
Однажды через черный ход,
Хотя его не приглашали,
Пришел с дрекольями народ.


Весёлый паж не без причины
Протер глаза, потрогал нос,
И, возвратившись от Дофина,
С полупоклоном произнес:


»Что вас так всех в Дофину тянет?
Прошу, присядьте в уголке.
Дофин устал. Дофин так занят.
Дофин – играет в бильбокэ.


1921

[...]

×

У нее – зеленый капор
И такие же глаза;
У нее на сердце – прапор,
На колечке – бирюза!
Ну и что же тут такого?.
Называется ж она
Марь-Иванна Иванова
И живет уж издавна –


В том домишке, что сутулится
На углу Введенской улицы,
Позади сгоревших бань,
Где под окнами – скамеечка,
А на окнах – канареечка
И – герань!


Я от зависти тоскую!
Боже правый, помоги:
Ах, какие поцелуи!
Ах, какие пироги!..
Мы одно лишь тут заметим,
Что, по совести сказать,
Вместе с прапором-то этим
Хорошо бы побывать –


В том домишке, что сутулится
На углу Введенской улицы,
Позади сгоревших бань,
Где под окнами – скамеечка,
А на окнах – канареечка
И – герань!


1923

[...]

×

Ау, века? Ах, где ты, где ты,
Веселый век Елизаветы,
Одетый в золото и шелк?.
Когда в ночи, шагая левой,
Шел на свиданье, как Ромео,
К императрице целый полк!


Когда на царском фестивале
Сержанты томно танцевали
С императрицей менуэт…


Любила очень веселиться
Веселая императрица
Елисавет!


Ay, века? Ах, где ты, где ты,
Веселый век Елизаветы,
Когда на площади Сенной
Палач в подаренной рубахе
К ногам царицы с черной плахи
Швырнул язык Лопухиной!


И крикнул с пьяною усмешкой:
«Эй, ты, честной народ, не мешкай!
Кому язык? Берешь, аль нет?!»


Любила очень веселиться
Веселая императрица
Елисавет!


1923

[...]

×

Следя за шашнями светил,
Без горя и забот,
В высокой башне жил-да-был
Почтенный Звездочёт.


Он был учен и очень мудр,
Но шутит зло Эрот.
И вот в одно из вешних утр
Женился Звездочёт.


У Звездочётовой жены
Глаза,– что пара звёзд,
Лицо, как томный лик луны,
А страсть – кометин хвост.


Она грустна, она бледна,
У ней влюбленный вид,
А Звездочёт вею ночь сполна
За звездами следит.


Бледнея каждою весной,
Как лилия в снегу,
Она с особою тоской
Глядела на слугу…


Был недогадлив тот слуга…
Но всё же как-то раз
Воскликнул вдруг слуга: «Ага!»
И… кончен мой рассказ.


Отсюда вывод же такой:
Коль мужем стать пришлось,
Смотри ты лучше за женой,
А звезды – брось!


1921

[...]

×

С томной Софи на борту пакетбота
Плыл лейтенант иностранного флота.
Перед Софи он вертелся, как черт…
И, завертевшись, свалился за борт!


В тот же момент к лейтенанту шмыгнула,
Зубы оскалив, большая акула!..
Но лейтенант не боялся угроз
И над акулою кортик занес!


Глядя на это в смущенье большом,
Вскрикнула, вдруг побледневши, Софи:
«Ах, лейтенант! Что вы? Рыбу – ножом?!
– Фи!»


И, прошептавши смущенно «Pardon»,–
Мигом акулой проглочен был он!


1921

[...]

×

Начинается все это
Приблизительно вот так:
Отпросилась Мариетта
В поле рвать пунцовый мак.


Как ни странно, но однако
В поле этом — до-ре-до —
Оказались, кроме мака,
Три сержанта, из Бордо.


По характеру был первый
Всех товарищей скромней
И, щадя девичьи нервы,
Улыбнулся только ей.


Был второй нахал сугубый,
Удивительный нахал.
Мариетту прямо в губы,
В губы он поцеловал!


Ну, а третий Мариетте
Всех других милее был!
Догадайтесь, как же третий,
Как же третий поступил?


Ах, сударыня, при даме
Рассказать нельзя никак.
Коль узнать хотите, сами
В поле рвать идите мак!

[...]

×

Колонный Эрмитажный зал
Привстал на цыпочки!.. И даже
Амуры влезли на портал!
Сам император в Эрмитаже
Сегодня польку танцевал.


Князь К., почтен и сановит,
Своей супруге после танца
В кругу галантных волокит
Представил чинно иностранца,
Весьма почтенного на вид.


– Граф Калиостро, розенкрейцер,
Наимудрейший из людей!
Единственный из европейцев,
Алхимик, маг и чародей!!!


Прошло полгода так… И вот,
Графине граф заметил остро:
– Вам надо бы продолжить род
Совсем не графов Калиостро,
Ну, а как раз наоборот!


Княгиня, голову склоня,
В ответ промолвила смиренно:
– Ах, не сердитесь на меня,
Я невиновна совершенно!..
Ну, что могла поделать я?


Граф Калиостро, розенкрейцер,
Наимудрейший из людей!
Единственный из европейцев,
Алхимик, маг и чародей!!!


1923

[...]

×

Все стихи Николая Агнивцева о женщине списком

Сборник поэзии Николая Агнивцева о женщине. Агнивцев Николай - русский поэт написавший стихи о женщине.

На сайте размещены все стихотворения Николая Агнивцева о женщине. Любой стих можно распечатать. Читайте известные произведения поэта, оставляйте отзыв и голосуйте за лучшие стихи о женщине.

Поделитесь с друзьями стихами Николая Агнивцева о женщине:
Написать комментарий к творчеству Николая Агнивцева о женщине
Ответить на комментарий